Вечная женская трагедия. Мучительный цикл
Боль – это нормально

Текст: Анастасия Баркова
  • /
  • /
1
Спектакль «28 дней» Юрия Муравицкого и Светланы Михалищевой поставлен по одноименной пьесе Ольги Шиляевой, прогремевшей на Любимовке-2018. Текст написан по принципу древнегреческой трагедии: здесь есть хор, антагонист и протагонист. Последние два в тексте обозначены как мужской (других мужчин в спектакле нет) и женский голоса, они выходцы хора, представители разных точек зрения. Главная героиня пьесы – женский голос – одета в костюм Белоснежки, у нее тонкий голос, широко открытые глаза, это сама наивность. На протяжении действия она пытается разобраться с собой, своей женской природой. Образ мужчины в «28 днях» – единственный цельный и абсолютно статичный образ. Это слабый, ограниченный, самоутверждающийся за счет другого человек. Его контраст с героиней проявляется не только через идейное противостояние, но и через мизансцену: он сидит сбоку, она активно перемещается по сцене и взаимодействует с хором.
В классической трагедии хор – это выразитель цельного народного мнения, однородная масса, но в «28 днях» мнения участниц хора часто разнятся, видна индивидуальность каждой девушки. Спортивная одежда, рваные джинсы, кожаные куртки, красно-черная цветовая гамма. Они уверены в себе и в том, что говорят, очень серьезны и напористы, они влекут неопределившуюся героиню в разные стороны. Их голоса звучат то в унисон, то поочередно, то перебивая друг друга, соответственно тому, сливаются или разделяются мнения. Это мировой женский организм. А может, мысли в голове Белоснежки. А может, рупор, воспроизводящий навязанные обществом установки.

Главный конфликт пьесы и спектакля тоже трагедийный: Я и Мир, Человек и Судьба. Главная героиня задается вопросами: Почему месячные приносят столько страдания физического, эмоционального, социального и эстетического? За что эти муки? Почему именно я? Как от них избавиться? Природа, которая всё устроила подобным образом, предстает в качестве Злого Рока. На протяжении спектакля возникают и остаются без ответа масса вопросов: как оградить себя от насилия, как понять, что оно вообще есть, нужен ли закон, запрещающий работать во время месячных. И хотя хор постоянно предлагает героине стереотипные, часто противоположные решения вроде: «Терпи!» «Ты должна быть мягкой и нежной!», «Полюби себя!», ответа на свои вопросы она так и не получит. Зато разберется, какие процессы происходят в организме во время цикла. Дело в том, что текст Шиляевой наполнен биологическими терминами, которые по ходу действия приобретают объем и ясность, а композиция пьесы совпадает с фазами менструального цикла. Все отчаянные вопросы героини были заданы в дни менструации, когда количество женских гормонов сокращается, внешность ухудшается, а живот болит. Далее следует более радужная фолликулярная фаза: эстроген и тестостерон активно вырабатываются, бодрость повышается, и у героини уже совсем другие мысли: «Как же все хорошо!», «Ах, как это вдохновляет!». Потом овуляция: «У меня зубы сводит от возбуждения» и «Ура! Женское счастье!». И лютеиновая фаза, к концу которой все показатели возвращаются к первоначальным.
Белоснежка – не типичная трагическая героиня, над ней не висит никакой «долг», она не соглашается жить в ситуации «так случилось по воле Рока», она восстает против существующего миропорядка, а значит, против самой природы (= против Бога). Это явные признаки романтического героя с его тягой к свободе и познанию.

По законам трагедии, герой должен или измениться, или погибнуть. Здесь все остается на своих местах, цикл завершается и начинается новый. Героиня, меняющаяся на протяжении всего спектакля, снова приходит к точке отсчета, но уже с более глубокими вопросами: «Кто я?», «Где правда?», «А может, это не ПМС, а и правда лучше бросить парня?», «Мы считаем, что в ПМС мы ненормальные. А может, наоборот?». К концу пьесы и спектакля все конфликты обостряются до предела, вопросы только множатся и становятся глобальнее. Вот оно – реальное начало трагедии. Все неразрешимые противоречия назрели – что дальше? И тогда весь спектакль предстает только экспозицией к последнему монологу главной героини. Но все это только в том случае, если она прошла цикл впервые или раньше никогда ни о чем подобном не задумывалась. Если же она проходит через всё это постоянно, то здесь уже другая трагедия: круг, заложенный самой природой из которого невозможно выбраться, бесконечные эмоциональные скачки и сомнения. Героиня, как и в начале спектакля, остается одна на сцене, одна со своими вопросами, ответы на которые она так никогда и не получит.

Все реплики в «28 днях» написаны в столбик, что придает языку пьесы особый рубленый ритм, при этом актеры напевают свой текст в академической манере. Выбранный Ольгой Шиляевой литературный жанр трагедии традиционно считается высоким, опера (пускай и стилизованная) – высокий музыкальный жанр. Таким образом, и драматург, и постановщики спектакля декларируют, что говорить о месячных – не стыдно и важно, а также подчеркивают значимость поднятых в пьесе вопросов.
2019 год, молодые девушки на сцене рассуждают о положении женщины в мире в форме самой древней трагедии – древнегреческой. Это несоответствие как бы закольцовывает всю мировую историю: эллинки могли бы говорить практически то же самое и в той же форме, темы, поднятые в пьесе вечны.

В начале действия участницы хора говорят о невозможности «безусловного принятия с какашками и соплями», осуждают героиню за желание достичь такового, но, думается, что она его всё-таки получает: от драматурга, создателей спектакля и от зрителей. Постановка сделана с пониманием и любовью к женщине, которая предстает в разных состояниях, но всегда вызывает сочувствие. Премьера спектакля состоялась 7 марта, и это прекрасный подарок женщинам – гимн в их честь.