Микадо, или деревня дураков
«Микадо, или город Титипу» / Екатеринбургский театр музыкальной комедии
текст: Ирина Севастьянова

спектакль
  • /
  • /
1
Из Екатеринбурга в Москву на «Золотую маску» привезли оперетту-комикс в постановке Алексея Франдетти. Спектакль «Микадо, или город Титипу» - пример любимого стиля российских режиссёров: театра с фигой в кармане.



Произведения либреттиста Уильяма Гилберта и композитора Артура Салливана — Ильфа и Петрова английской комической оперы — любили Дягилев, Станиславский и Стравинский, однако в репертуаре российских театров спектакли как-то не прижились. В советское время их не ставили по идеологическим причинам: предпочтение отдавалось не остросатирическим сочинениям британских авторов, а мелодраматическим опереттам Штрауса, Кальмана, Легара и Оффенбаха. Сейчас имена Гилберта и Салливана не найти в афишах просто потому, что репертуар многих музыкальных театров обновляется не так часто, а если это и происходит, то добавляют туда новоиспечённые мюзиклы.

Постановка «Микадо, или город Титипу» режиссёра Алексея Франдетти (лауреата «Золотой маски» в 2016) — не только обращение к классической, но совсем не известной в нашей стране опере, но ещё и хорошая прокачка труппы Свердловского театра музыкальной комедии. В Великобритании спектакль часто исполняют не только артисты мюзикла: в одной из наиболее успешных постановок в Английской национальной опере участвует, например, Роберт Ллойд —выдающийся оперный бас (в числе его известных работ — партия Бориса Годунова Мусоргского в постановке Андрея Тарковского). В «Микадо» довольно сложные вокальные партии и отличная оркестровка, не проще оперных, хотя и назвали её для простоты «опереттой-комиксом».

В «Микадо» есть черты комедии дель арте — маски — и сюжет, перекликающийся с «Турандот» Гоцци: в городе Титипу правит тираничный император, он казнит жителей за мельчайшие провинности, например, за флирт. В государстве царят коррупция и бюрократия. Не боится жестокой кары только его сын Нэнки-Пу (переодетый в странствующего певца), ради своей возлюбленной он даже готов лишиться головы. Как и положено в комических операх, заканчивается всё, конечно, хорошо.

Место действия «Микадо» перенесено Гилбертом и Салливаном в Японию намеренно: авторы представляли завуалированную критику своей страны через весьма абстрактное островное государство. В спектакле Франдетти, несмотря на разноцветное сверкающее оформление Анатолия Шубина и динамичную хореографию Ирины Кацубы, хороводы в кимоно и появления многочисленных вееров, всё равно угадывались российские реалии.

В «Микадо» есть эпизоды, которые в каждой новой постановке могут меняться. Например, знаменитые сатирические куплеты персонажа Ко-Ко (I've got a little list), где в тексте возможно упоминать любые актуальные события. В английских спектаклях в этом номере нападают на мировых политиков, новые законы, могут похихикать над скандальной историей автоконцерна Volkswagen, а в некоторых версиях и пошутить по поводу позорных случаев с допингом у российских спортсменов. У Франдетти и автора русского текста Аркадия Застырца куплеты нейтральны и даже немного беспомощны. Стиль их шуток во всём спектакле не сатирический, а такой беззлобный, болливудский. Да и их Япония очень уж напоминает индийские фильмы с песнями и танцами.