Danse Macabre в ростовских трущобах
О «Волшебной стране» Всеволода Лисовского и Театра 18+

Текст: Рая Потапкина
  • /
  • /
1
Провинциальные южные дворы с «уставшими» кирпичными домами. Заброшенные памятники архитектуры XIX века. Свалки по обочинам дороги. Котики греются на солнце. Детвора играет в «войнушку», прячась за полуразрушенным забором. В инертную обыденность исторического квартала в центре города вторгается театр: режиссер Всеволод Лисовский и художник Сергей Сапожников совместно с Театром 18+ поставили в родном Ростове-на-Дону спектакль-бродилку «Волшебная страна».
Волшебная страна — это территория измененного сознания. Она существует только в воображении ее нетрезвых обитателей. Проездным билетом в Волшебную страну являются «Алазанская долина», «Изабелла», «Столичная» — полный список алкогольных напитков читатель найдет на обложке одноименной книги Максима Белозора, послужившей источником сюжета «веселого спектакля о смерти».

Книга «Волшебная страна» — это сборник коротких анекдотических рассказов, мемуары о жизни участников арт-группы «Искусство или смерть». Ростовское товарищество бунтарей-авангардистов времени перестройки объединило художников, музыкантов, писателей, среди которых Авдей Тер-Оганьян, Александр Брунько, Мирослав Немиров, Николай Константинов, Сергей Тимофеев, а также Максим Белозор и Всеволод Лисовский. Общей для всех была страстная любовь к алкоголю:
«Однажды в художественных мастерских на Университетском у Валерия Ивановича Кульченко был праздник. Принесли два рюкзака "Алазанской долины" и стали ее пить. Вася Слепченко захотел показать всем кружочки от банок на своей спине. Он порвал рубашку, потом майку и показал. Праздник продолжался. Время от времени кто-нибудь кричал: "Кружочки!" — и Вася показывал. Было очень весело. Звонили в корабельный колокол, бросали с третьего этажа чугунную гирю. Юрий Леонидович Шабельников пел красивым голосом казачьи песни, а старый Валерий Иванович Кульченко стоял перед ним на коленях и плакал».
Спектакль — своего рода сюита из таких маленьких рассказов, вписанных режиссером Всеволодом Лисовским и художником Сергеем Сапожниковым в интерьер города. Истории про ростовских авангардистов соединяются не менее колоритными интермедиями-прогулками по «эрогенным зонам Ростова-на-Дону», — цитирует Театр 18+ в своем Инстаграме меткую фразу одного из зрителей.

Героями спектакля стали умершие участники арт-объединения «Искусство или смерть», описанные на страницах книги Белозора. «По молодости лет предполагалось, что в виде либо прекрасного прошлого, либо прекрасного будущего волшебная страна существует. Сейчас мы стали существенно старше и понимаем: единственно возможная прекрасная страна — это, видимо, смерть», — говорил режиссер на премьере спектакля.
Панчлайнами в каждой анекдотичной истории становятся реплики покойных друзей молодости режиссера. Они не проговариваются вслух, но словно растворяются в городском пространстве. Ключевая фраза может оказаться на уличном граффити, транспаранте, рулоне обоев, вывешенном из окна заброшенного дома, или на плавающем в воде плакате:


«Чуть не блеванул».

«Ты же мужик, укради».

«Я знаю только одну рифму к слову "узда"».

«Не пей! Это вода!»

Фото: Анна Астахова
С одной стороны, чужеродные городским трущобам декорации к историям о Волшебной стране воспринимаются как дополненная реальность, нечто искусственно встроенное художником Сергеем Сапожниковым в ростовскую обыденность. Зритель увлеченно следует за «экскурсоводом» от одной локации к другой, жадно сканирует сигналы, посылаемые актерами и окружающей действительностью — чем-то напоминает ловлю покемонов, срежиссированную Лисовским и Сапожниковым.

С другой стороны, городское пространство — уже не просто аттракцион для состоятельных зрителей, возможно, впервые спустившихся вниз от кинотеатра «Ростов» на берег реки Дон. Это и не театральная декорация. Город, наравне с актерами, превращается в сказителя. Звуки, знаки, запахи сообщают атмосферу, в которой жили, пили и творили деятели товарищества «Искусства или смерть». Этот район Ростова-на-Дону, по сравнению с остальными, не успел сильно измениться за прошедшие тридцать лет.

О том, что спектакль про смерть, зрителям регулярно напоминает danse macabre, или пляска смерти, Александра Кислова. Рядом стоящие дети весело копируют скрюченный танец аллегорического бессловесного персонажа.
«Волшебная страна» Лисовского и Сапожникова заступает на частную территорию размеренной жизни местных жителей и подчиняет ее своим художественным задачам. Не все встречают это позитивно:

«Вы что, секта?»

«Этот ахинею несет, другие идиоты его слушают!»


Чем активнее город вторгается в театр, тем сильнее оказывается художественный эффект последнего. Зрители могут почувствовать сопротивление общества, с которым непрерывно сталкивались художники арт-группы.

Site-specific спектакль «Волшебная страна» Лисовского и Сапожникова внедряет причудливое и искусственное в естественную среду южного провинциального города. Диалог театрального и реального, их контрапункт рождают новый опыт, являющийся метафорой жизнетворчества арт-группы «Искусство или смерть».