Сыграй, сыграй же, пианист
Студентам консерватории противопоказано

Текст: Дмитрий Павликов
  • /
  • /
1
На сцене новосибирского академического молодежного театра «Глобус» петербургский режиссер Борис Павлович поставил спектакль по роману норвежского писателя Кетиля Бьёрнстада «Пианисты». История о подростках одержимых музыкой получила в этом году три номинации на премию «Золотая маска»: драма / спектакль малой формы, работа режиссера – Борис Павлович, лучшая женская роль – Светлана Свистунович-Грунина.
В романе Бьёрнстада музыка изображается роковой силой, которая превращается в опасную страсть для персонажей. Желание победить на конкурсе и вступить в союз молодых пианистов доходит до безумия. Проводится параллель между музыкой и спортом. Аксель Виндинг считает, что музыку нельзя сравнить со спортом, а вот Аня Скууг подчеркивает важную мысль, которая звучит примерно так: если бы я упала на спортивных соревнованиях, а затем поднялась и продолжила, то все равно бы проиграла, так как все запомнили бы это падение. Подобное происходит с пианистами на сцене. Как бы блестяще ты ни сыграл, стоит раз сбиться – и это может стать концом твоей карьеры.

Персонажи постоянно говорят о музыке, о предназначении музыканта, рассуждают о жестокости музыкального мира: «Конкурсы не для всех. Они только для избранных, для победителей, которые способны бороться за медаль, а потом загорать под вспышками фотографов. Все остальные — неудачники, их большинство и их быстро забудут, они и сами постараются забыть о своем неудачном выступлении. Но от самого выступления им уже никуда не деться».

Герои на протяжении всего спектакля произносят: «Я сейчас сыграю Сонату ля мажор Шуберта», «Я хочу сыграть опус 109 Бетховена», «Я играю вторую часть концерта для фортепиано соль мажор Равеля». Самым интересным является то, что в спектакле о классической музыке реально эта музыка не звучит. Выходит, что музыку слышит только исполнитель и те, кто находится на сцене. А для зрителей, то есть внешнего мира, эта музыка не озвучена. Пианисты словно существуют в своем мире, в вакууме.
Сложный внутренний мир музыканта и трудности, с которыми он сталкивается на своем пути, режиссер представляет как психологический триллер. В спектакле Павловича участвуют десять актеров. Каждый из них показывает мастерское владение эмоциональным спектром и способность быстро переключаться.

В режиссерской интерпретации некоторые актеры играют две роли: Илья Паньков воплотил образ отца Акселя и профессора музыки Сюннестведа, Светлана Свистунович-Грунина исполняет главную роль Ани Скууг, а в одной из сцен предстает в образе матери Ани – Марианне, Александр Липовской играет молодого пианиста Фердинанда, а его второй ролью является Турфинн Люнге, пожилой супруг педагога фортепиано Сельмы Люнге. Актеров, которые не задействованы в определенных сценах, режиссер отправляет в зал, где они начинают вести себя как зрители. Возможно, таким образом Павлович ставит перед актерами задачу сохранить цельность своего образа.

Константин Симонов (Аксель), Светлана Свистунович-Грунина (Аня), Наталья Тищенко (Катрине) приковывают внимание своей пластикой, мимикой, подачей материала. Господин Симонов – единственный из актерского состава, кто ни разу не покидает сцену. Актер превосходно преодолевает этот трехчасовой марафон, не выходя из образа. Обидно, что он не получил номинацию на «Золотую маску».
В романе Бьёрнстада повествование идет от имени Акселя. Режиссер решает распределить слова автора между разными персонажами. В первом действии роль автора берут на себя члены семьи Видинг: Аксель, Катрине и их отец, а во втором Аня Скууг и ее отец Брур. Благодаря подобному решению спектакль балансирует между разыгрыванием истории и рассказом о ней.

Работа со сценическим пространством движет психологическую и музыкальную динамику спектакля. На сцене находятся десять стульев, которые актеры постоянно переставляют, чтобы занять новую позиции. Это выглядит эффектным приемом, символизирующим поиск своего места в мире. В важных драматических моментах стулья выстраиваются в линию, а персонажи спектакля превращаются в хор, который исполняет саундтрек. Композитор Роман Столяр фактически каждую музыкальную тему начинает с выдержанного звука, на фоне которого развивается психоделическая партия хора. Длительное звучание одного звука можно воспринимать как линию жизни героев спектакля, а хоровой материал – словно перипетии жизни.

«Пианисты» – спектакль, после которого вы будете бояться выходить на сцену. В одном из пресс-релизов указано, что в «Пианистах» нет интриги – ох, неправда! Интрига там такая, что не отпустит до самой финальной сцены.