Без начала и конца
«Время секонд хэнд» режиссера Дмитрия Егорова в Омском драматическом театре

Текст: Антонина Шевченко

Фото: Андрей Кудрявцев
  • /
  • /
1
Омский драматический театр не в первый раз обращается к прозе Светланы Алексиевич. В 1985 году Геннадий Тростянецкий и Ольга Соковых создали постановку «У войны не женское лицо», от которого осталась запись 1988 года. Героинь книги Алексиевич играли актрисы-свидетельницы эпохи. Они предваряли спектакль своими короткими рассказами о лицах войны, всплывающих в их памяти.
Действия у «Времени секонд хэнд» нет, спектакль – это монологи героев книги, переплетающихся друг с другом. Здесь нет экспозиции, кульминация, развязки, как нет ее и в жизни. Но есть две части. Режиссер Дмитрий Егоров поделил спектакль на «Время героев» и «Голоса эпохи» острым лезвием развала Советского Союза. Августовский путч ГКЧП смел вместе со страной ее идеалы и ее героев, оставив только воспоминания и разочарования. Двоемирие создает на сцене и художник, деля ее горизонтально пополам, как на два культурных слоя земли. Внизу на сцене, забросанной толстым слоем смятой одежды, о своей жизни рассказывают герои советского времени. Перед тем, как актер выйдет на сцену, ему расчистят небольшой участок, с которого он не вправе сойти.

На верхнем ярусе-слое, как на гигантском бетонной плите, суетливые и молчаливые работники лаборатории воссоздают воспоминания рассказчиков. Они создают модели ушедшей эпохи из мелких подручных материалов: коробочек, винтиков, игрушечных солдатиков, рвущихся в бой, но увязших в земле. Лаборанты – то ли потомки, пытающиеся разобраться в прошлом, то ли кукловоды, играющие в человеческие судьбы. Но вершить их они, кажется, тоже не вправе. Они снимают фильм по чужому сценарию и отснятый видеоматериал транслируют на бетонную стену над собой, для кого-то еще, кто видит и знает.
«Время героев» – время развенчания мифа. Кажется, и не было ничего прекрасного, только яркая обложка – демонстрация на 7 ноября, о которой с невинной восторженностью рассказывает одна из героинь (актриса Ирина Герасимова). Для других эта красивая праздничная обложка скрывает иное содержание: войну, репрессии, жестокость, предательство, многократно доносящееся «твоя мама плохая, она враг». Слова о страхах пережитого звучат сухо и сдержанно, нет уже ни надрыва, ни слез.
Но кажется, для Егорова, как и для Алексиевич, на смену злу не всегда приходит добро. Режиссер рифмует части спектакля видеозаписями двух разных исполнений одной и той же песни. О том, что «перемен требуют наши сердца», сначала поет сам Виктор Цой, а затем перепевает Надежда Кадышева. Для Егорова очевидно, что подмена произошла на всех уровнях жизни, как ценностных, так и культурных. Между исполнителями простирается та же пропасть, что и между сыном (Александр Гончарук) и матерью (Валерия Прокоп), чья история оказывается ключевой в «Голосах эпохи». Им сложно друг до друга докричаться. Мать, которая выросла на Заветах Ильича, не может понять, почему ее сын, бывший офицер, торгует унитазами. Но и он не может объяснить своей маме, почему хорошая жизнь равняется хорошему заработку. Самые близкие люди оказались самыми далекими друг другу, людьми разных эпох, стран и идеалов. Высшие героические ценности, перейдя из рук в руки, стали поношенными и обветшалыми, требующими тепловой обработки.

Спектакль не предлагает никаких чувств, кроме пустоты и боли. На экране доваривается суп из грязи и советских значков: красных и золотых звезд и портретов Ленина. Огонь расплавит их в материал для знаков новой эпохи, уже не таких чистых и сверкающих, но соответствующих времени секонд-хэнд.