Воронеж о ста головах
Статистика с человеческим лицом

Текст: Мария Муханова

Фото: Андрей Парфенов
  • /
  • /
1
Кто использует свое право участвовать в выборах? Кто хотел бы, чтобы в Воронеж вернулись трамваи? Кто изменял партнеру? Кто давал взятки? Кто считает украинцев братским народом? Кто боится ходить по некоторым районам Воронежа ночью? В спектакле «100% Воронеж» жители города отвечают на эти и множество других вопросов о политике, благоустройстве, работе, семье и счастье.
На сцену по очереди выходят 100 человек — сотня воронежцев, каждый из которых представляет 1% населения города. Отобранные по полу, возрасту, району проживания и национальности, они за два часа проводят мысленный тур по Воронежу — первому российскому городу, где состоялся проект «100% City» немецкой компании Rimini Protokoll. Начался он с Берлина, а впоследствии прошелся по другим городам Европы, Азии, Америки и Австралии.

Цель всех «стопроцентных» спектаклей — создать коллективный портрет города, показать настоящее лицо сухих социологических данных. В отличие от крупных Кельна, Лондона, Токио и, конечно, разношерстного Берлина, в «100% Воронеже» каждый житель города-миллионера на сцене представляет всего лишь чуть больше 10 тысяч горожан.

Привезенный в Московский губернский театр, спектакль начинает звучать по-другому. В начале залу задают вопрос: кто бывал в Воронеже? Руки поднимает примерно половина. Позже с этим вопросом срифмуется другой, когда воронежцы будут делиться на тех, кто уже был в столице и кто здесь впервые. К последним отнесут себя только дети. Воронежцы знают Москву гораздо лучше, чем москвичи — Воронеж, и на противопоставлении двух городов будет строиться разговор с публикой.
Фото: Владимир Луповской
Участники проекта представляют сами себя и друг друга, называя не только имя и возраст, но и рассказывая что-то действительно важное — например, делятся своими необычными способностями, мировоззрением или забавными историями. Каждый выходит на сцену с талисманом: у кого-то мягкая игрушка, у кого-то сувениры из путешествий и фотографии, у кого-то лонгборд или палки для скандинавской ходьбы.

За постепенно выстраивающимися в огромный круг воронежцами висит круглый экран, который будет менять в спектакле свою роль. На него выводят и крупные планы перформеров, персонализируя каждый взгляд на город, и вид на них сверху, который, напротив, придает всему действию форму инфографики. Так, отвечая на вопросы, участники внутри круга делятся на возрастные группы, а затем располагаются на карте Воронежа в зависимости от своего района. Этот же экран превращается в земной шар, дискобол и окно с видом на Воронеж.

«100% Воронеж» позиционирует себя как статистику в действии, но обсуждаемые темы явно выходят за рамки диаграмм и схем. Их формулировки могут поставить в тупик, на многие из них можно ответить: «Зависит от того, что имеется в виду» («Поддержали бы вы друга, который относит себя к ЛГБТ?»). Но именно эта условность и показывает границу между спектаклем и безличными цифрами, от которых Rimini Protokoll стремятся отдалиться с помощью нестандартных вопросов. У участников появляется возможность говорить о региональных проблемах, которые им кажутся действительно достойными обсуждения, — о бездомных животных, строительстве отеля Marriott, отказе от трамваев, разнице между районами Воронежа.
Фото: Владимир Луповской
В то же время на сцену проникают общие для всей страны проблемы: войны, которые Россия ведет в других государствах, коррупция, низкие пенсии. Если в начале москвичи могут с интересом прислушиваться к южному наречию и смеяться над мечтами о строительстве метро, то ближе к концу связь между Москвой и Воронежем (а может, и всеми российскими городами) становится очевидной.

«Я Елена Литинская, и я не актриса», — говорит, выходя на сцену, социолог и первая участница, то есть первый отобранный процент населения города. Хотя телесуфлер над партером не перестает давать указания на протяжении всего спектакля, участники не теряют своей непосредственности и свободы в репликах и движениях. При этом чувствуется уверенность и сработанность действий этой огромной команды. В «100% Воронеже» есть место и для импровизации: например, когда зрителей просят задавать любые вопросы участникам.

В рамках открытого микрофона любой из стоящих на сцене мог высказаться на важную для него тему, и этот момент свободного высказывания стал для московской публики испытанием на умение выслушать явного оппонента. Зрители в течение всего спектакля вслух (и порой довольно громко) выражали умиление, недоумение и восторг. Спектакль к этому действительно располагает: зал просят голосовать вместе с участниками и напрямую общаться с ними. Но единственным поводом для крика «Позор!» стала реплика одного из героев, который хотел бы переименовать Волгоград обратно в Сталинград.
Фото: Владимир Луповской
Участники «100% Воронежа» распределяются под табличками с надписями «Я» и «НЕ Я» (Кто хочет снести отель Marriott? Кто на этой неделе плакал? Кто часто говорит «да», когда на самом деле хочется сказать «нет»?), выходят в центр сцены на фоне текста «Мы выросли без отца», «Мы спасли чью-то жизнь» и разными цветами отвечают на вопросы с выбором ответа. Кажется, что сотня человек с настолько разными взглядами на власть, общество, правосудие, семью должны были рассориться еще на этапе репетиций. Но в «100% Городах» важна общность тех, кто живет в них — мегаполисах или миллионерах. Стоящие на сцене могут иметь разные политические убеждения и разделять разные ценности, но это не мешает им существовать как единому сообществу с сотней разных позиций.

«Мы — единый организм со ста головами». «100% Воронеж» — важное и неоднозначное театральное высказывание о том, что город — это живое существо, меняющееся и неоднородное.